Марин Ле Пен и её избирательная кампания 2017

Случайно нашла в сети ролик предвыборной кампании Марин Ле Пен перед выборами во Франции 2017. Это образец отличной работы штата людей с гуманитарным образованием, господа! Я русская, французский знаю по чуть-чуть, меня воспитывали в семье, где ходить на выборы считалось делом безнадежным. Но эти три минуты меня действительно впечатлили. Хотя вообще-то выборы проходят в другой стране и вроде как должно быть по боку.

%d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba-%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0-2017-03-02-%d0%b2-14-59-28

Избирательный ролик Марин Ле Пен — образец чистейшего стиля. Виртуозная работа с архетипами и целевой аудиторией. Я не могу оценить политическую программу, но как человек, который с восемнадцати лет работал в сфере маркетинга и PR, просто беру эту часть кампании за образец.

Итак, чем он интересен. У политика вряд ли может быть запоминающийся стиль. Сам регламент дресс-кодов на высшем уровне — исключительно скромный и консервативный. Он не сождан для выражения индивидуальности и не может выражать её. Политик — это дела, которые он делает, и смыслы, которые он несёт. Если внятных смыслов нет, а есть только набор замыленных картинок, как у наших. господи прости, оппозиционеров с золотыми полями под копирку и лубочными бабушками, бесполезно рассчитывать на какой-то процент выше статистической ошибки.

Марин Ле Пен вызывает раздражение и у журналистов, и у многих групп людей, именно потому, что она несёт смыслы. Права она или нет насчет исламской угрозы и чем обернется «наведение порядка» в случае её победы никто не знает. Может, правда будет жёстко. Может, реформы если и будут, то пройдут не заметно. И все такие скажут разочарованно: «Нуу, мы ожидали большего!» Сейчас это не важно. Важно, что у неё есть уверенность в необходимости преобразований настолько сильная, что программу на сайте и речь в официальных роликах понимает даже средняя домохозяйка с плохим знанием языка, настолько всё просто и лаконично может быть сказано. Разумеется, это творчество, политическое, социальное, историческое.

Но вернёмся к образу политика. Само слово «национализм» сегодня воспринимается как синоним агрессии. Но Марин с первых кадров задаёт смыслы скорее сохранения и реставрации, чем нападения. Франция — это  и леса, и поля, и море и горы в зависимости от региона. Выбирай в союзники стихию, какую хочешь! Но «Марина» — это «морская», и этим соответствием усиливается смысл визуального ряда. Невозможно сказать, в какой из провинций Марин находится во время этих кадров: половина регионов Франции имеют выход к побережью, от северных Нор-Па-де-Кале и Нормандии до южных Аквитании и Лазурного Берега, причем другая половина (страна-то компактная!) ездит туда в отпуск и прекрасно эти пейзажи распознает. Получается уникальное сочетание реального и идеального. С одной стороны, Марин выглядит монументально, будто вышедшая из этой морской стихии. С другой — та же причастность доступна тысячам её соотечественников, она — одна из многих. На этом фоне признание в любви к своей Родине не выглядит ни слишком пафосной, ни многословной : «Я люблю Францию всей душой, всем сердцем».

Далее мотивы сохранения традиции развиваются посредством образа фотоальбома. «Я мать, и как мать я ежедневно испытываю беспокойство за тот мир, который мы оставим в наследство своим детям.» Далее очень интересен плавный переход от мотивов матери к мотивам компетентного политика: «Я адвокат (здесь фото, где она приносит присягу, закончив университет), и как адвокат я ежедневно сталкиваюсь с безнаказанностью…» — и далее, уже на фонах столицы: «Это цивилизационный выбор. Либо вы продолжите двигаться с теми, кто провалился, предал, обманывал народ и потерял Францию…» — а вокруг вся эта думская тусовка, и понятно, что Марин видит их всех насквозь. — «… либо вы решите оставить во Франции порядок.» Обратите внимание, насколько уместно это «оставить», а не «навести». В российских роликах чаще всего используется «навести» как активное действие, будто всегда был бардак, а вот этот конкретный кандидат придёт и всё исправит. Но наш кандидат тогда — Илья Муромец, не меньше. «Оставить» — третий вариант консервативных мотивов, слово пассивного действия при очень неоднозначном восприятии Марин на мировой и местной политической арене, при общем настороженном отношении к национализму.

Финальная сцена, закольцовывающая ролик, представляет собой визуализацию платоновской метафоры государства как корабля, которым должен управлять не самый богатый, а тот, у кого наилучшее для этого мастерство. Только тогда все пассажиры будут в безопасности.

Ролик удивительный. Посмотрите с французской озвучкой, затем — с русской. Это действительно прекрасный образец гуманитарных технологий в прикладном формате. А мне привезите, пожалуйста, что ли, брелок с синей розой, символикой кампании Марин, если будете во Франции.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s